Все ли вы знали об «Астана Опере»?

Photo Nikita Basov

15 января мы анонсировали первые гастроли театра «Астана Опера» в Алматы. К этому грандиозному событию мы подготовили специальный материал. В нем мы, собрав впечатления от вихря событий в «Астана Опере» и сдерживая себя от радости грядущих представлений, изложим частное видение истории одного из самых масштабных театральных проектов последних лет.

«Астана Опера» позиционирует себя как абсолютно новый музыкальный театр, который открыл свои двери летом 2013 года, но ни для кого не секрет, что основы для данного учреждения культуры заложили в столице еще в 2000 году.

В 2000 году в Астане учредили Национальный театр оперы и балета им. К. Байсеитовой, который до 2012 года размещался во Дворце железнодорожников. Его состав был сформирован из части артистов и педагогов алматинского ГАТОБ им. Абая и пополнялся в последующие годы выпускниками консерватории, нового в Астане университета искусств, алматинской академии искусств и хореографического училища им. Селезнева. На воплощение проекта, как его между собой называют в журналистских кругах, имперского театра – по аналогии с европейскими императорскими театрами, — в самом лучшем смысле этого слова, имея в виду особое внимание со стороны государства и желание сделать театр одним из символов социальных и культурных достижений Казахстана, — ушло 13 лет. В течение 3 последних лет было построено занимающее квартал огромное здание в классическом стиле, техническое оснащение которого на сегодняшний день является передовым среди построенных в XXI веке театров и музыкальных залов мира.

Каким бы скептиком или алматинцем вы ни были, но после посещения театра, приходится признать, что даже будучи несогласным с отдельным художественным и эстетическим видением дизайнеров, которым приходилось совмещать барочный стиль европейских Opera с национальными мотивами – театр, действительно, получился грандиозным. Кроме того, ни в холле, ни в залах, большом и камерном, ни даже в служебных отсеках здания вы не увидите и намека на пренебрежение строителей. Основные стройработы вели специалисты из балканских стран, итальянцы отвечали за проектировку, отделку основного зала, роспись стен и за акустику — вместе с немцами, которые занимались монтажом сцены, площадь которой, к слову сказать, под 800 м2, плюс которая может стать больше за счет поднимающегося пола оркестровой ямы. Зал рассчитан на 1250 мест, из них треть – партер. Для сравнения, в ГАТОБ – 800 зрительных мест, 2/3 из которых – партер. Детальные фоторепортажи об открытии театра и первых постановках делали наши коллеги из других онлайн изданий.

Однако работы по организации части подразделений театра продолжают вестись. Так, швейных цех и цех по производству декораций должны запуститься на полную мощность в ближайшее время, чтобы в период ставящихся одной за другой новых постановок справляться самостоятельно.

Практически со дня открытия театр организовывает экскурсии, в основном для школьников. За первые 4 месяца учебного года в нем уже побывали 10 000 учеников, которым, кроме всего прочего, позволяют заглянуть за кулисы и удивиться, насколько непроста театральная машинерия. Но до сих пор часто можно видеть, как директор театра Толеген Мухамеджанов особым гостям показывает театр лично. Экскурсии на любом из трех языках проходят в «Астана Опере» два раза в день.

Сотрудников театра, сопровождающих зрителей в дни спектаклей, по всему видно, отбирали очень тщательно, – высокие, стройные, красивые девушки затмевают собой совсем не тривиальную униформу, дизайн которой предложила казахстанский дизайнер Куралай Нуркадилова.

В театре все должно быть прекрасно, считает администрация театра, и без нажима, но настойчиво рекомендует зрителям приходить в туалетах для особых случаев, что, по их мнению, сделает театральный досуг по-настоящему театральным и запоминающимся.

Политика театра – это следующий за самим зданием столп проекта «Астана Опера». Не уходя далеко в историю того, насколько удачно постсоветские академические театры выстраивали менеджмент в той сфере, где деятельность по определению не может быть финансово самодостаточной, и не столько для того, чтобы выжить, сколько для того, чтобы не растерять и привлекать новые таланты, сложилось, так скажем, три основные «бизнес»-модели. Первую представляли небольшое количество театров, и, прежде всего, Мариинский и Большой – их политика не претерпела кардинальных изменений, а колоссальная роль во внутреннем и международном облике страны позволяли получать достаточное финансирование из государственных источников и от внутренних меценатов. Кардинально не поменяла менеджмент и остальная часть постсоветских театров, но и не получала такого обеспечения, как первые, и, соответственно, в определенной степени теряла лучшие кадры. Когда говорят о третьей модели, то в качестве яркого примера приводят Татарский театр оперы и балета, которому умелый менеджмент не только позволил не потерять сильных артистов и привлечь новых, но и даже зарабатывать. В двух словах, суть модели состоит в том, что на ведущие партии на контрактной основе театр приглашает артистов с мировым именем, уже с которыми, в свою очередь, сам театр приглашают гастролировать. Таким образом театральная труппа получает необходимый опыт на международных сценах, плюс театр зарабатывает на удовлетворительное содержание своих звезд. В целом, такую модель использует большинство европейских и американских театров и даже первой величины.

Подобная модель лежит в основе менеджмента «Астана Опера». Новый театр приглашает не только знаменитых солистов и дирижеров, он приглашает лучших постановщиков, художников и репетиторов из известнейших театров мира. Однако амбиции нового театра лежат за пределами коммерческих резонов – по замыслу, театр должен стать ведущей евразийской культурной площадкой, востребованной мастерами мирового искусства. Реализация такой задачи, очевидно, даже в среднесрочной перспективе потребует, скорее, больше вложений, однако уже сейчас они начинают приносить не финансовые, но иные дивиденды, и рост кадрового потенциала – только один из них. В год Expo2017, уверен директор театра, «Астана Опера» сделает город оперной столицей мира.

Толеген Мухамеджанович не скрывает, что обозначенные горизонты требуют наступательной стратегии. Всего через три месяца после открытия, театр проводит международную презентацию «Астана Опера». Премьеру оперы Верди «Аттила» ставит постановщик одной из лучших ее вариаций Пьер Луиджи Пицци из Римского театра оперы, главные партии исполняют, лучший, по мнению Пиццы, Аттила – бас Ильдар Абдразаков, и Анна Маркарова из Мариинки, дирижирует сам Гергиев. Большой выставляет коллекцию костюмов своих выдающихся артистов оперы и балета – Шаляпина, Вишневской, Плисецкой, Улановой, Семеняко. Театр La Fenice, где эта опера исполнялась впервые, выставляет стенды с ее 170-летней историей. В рамках мировой презентации приглашаются журналисты и театральные критики из 25 стран, Mezzo транслирует анонс мировой премьеры, а его большая команда снимает спектакль. Приглашены директора крупнейших оперных театров мира, в их числе приезжает и президент лондонского Ковент-Гарден, с их участием проводится международная конференция по проблемам и перспективам музыкальных театров. В итоге, «Астана Оперу» Гергиев приглашает на гастроли в Мариинку, заключаются меморандумы о сотрудничестве с ассоциацией «Opera — Europa», с европейскими, азиатскими театрами (и даже театром ЮАР), достигается предварительная договоренность о гастролях с оперой «Биржан-Сара» с Ковент-Гарден (!).

И здесь мы подходим к вопросу о том, действительно ли проект «Астана Опера» один из самых масштабных театральных проектов последних лет, как часто о нем говорят, и мы в том числе. Маэстро Гергиев во время своего дирижерского визита на мировую премьеру театра отметил, что новые театры в мире активно рождались в первой декаде 2000-х, в посткризисный же период со стороны Казахстана было не только смело, но дальновидно и ответственно воплотить давний культурный замысел до конца. Валерий Абисалович, открывший Мариинку II в мае 2013 г., за месяц до открытия «Астана Оперы», не только знает, но и верит, в то, что говорит. Его борьба за вторую сцену Мариинского началась в конце 90-х, в итоге, на ее строительство ушло 5 лет и более $700 млн. (на наш театр – $300 млн.), она чуть больше – 80 тыс. м2 (наш — 64 тыс. м2), залы рассчитаны, их и наш соответственно – на 2000 и 1250 мест, площадь сцен — 1000 и 800 м2. И поэтому всем казахстанцам было приятно узнать, что когда Толеген Мухамеджанович показывал Гергиеву «Астана Оперу», тот искренне ее хвалил, не говоря уже о сдержанных, и поэтому теплых, отзывах президента Ковент-Гарден, где последняя большая реконструкция была в конце 90-х (на собранные от лотереи и меценатов £213 млн. (ок. $360 млн)), но где основной зал коренным образом не модернизировался. Но не только технический и архитектурный масштаб позволяют говорить нам об «Астана Опере» как о проекте грандиозном – таковым его делают его сцена и арт-менеджмент, о чем мы расскажем в нашем следующем материале.

Однако невозможно, продолжая вопрос о сравнениях, не упомянуть о том, что в то время, когда многие ведущие (и упомянутые) театры могут, но не балуют зрителей прямыми трансляциями со своих лучших спектаклей, «Астана Опера» делает это с приятной регулярностью. Так, театр, обладая необходимыми техническими средствами, может производить и транслировать собственный видеоконтент. Сейчас вещание спектаклей ведется через онлайн-канал TengriNews TV, и любители оперы и балета всего мира могут присутствовать на премьерах, спектаклях и камерных концертах одновременно со зрителями, как это было, например, 1 октября, в Международный день музыки, когда театр открывал Камерный зал с участием Дариги Назарбаевой и Айман Мусаходжаевой. 20 ноября транслировали концерт-презентацию камерного оркестра и инструментальных ансамблей. 30 ноября наш соотечественник из Испании скрипач Ержан Кулибаев (участвует в ближайших гастролях!) и австрийский дирижер Владимир Кираджиев благодаря эфиру «Астана Оперы» стали еще ближе любителям музыки. Роскошные, по другому не назовешь, самые популярные балеты «Спящая красавица» и «Ромео и Джульетта» были показаны по TengriNews TV в преддверии новогодних праздников, как и концерт с участием победителей Международного конкурса в Вероне – Медета Чотабаева, Сундета Байгожина, Альфии Каримовой. С начала 2014 года уже было 2 live-показа: концерта – детской симфонической сказки, переведенной на казахский язык «Петя и Волк» и концерта «Великие имена: Гайдн, Моцарт». Итого за три месяца около 10 трансляций. И здесь главное для любителей академической сцены – приноровиться отслеживать даты онлайн-показов. Но мы надеемся, что страницы театра в соцсетях в будущем станут нам в этом товарищи.

Фото: Никита Басов

Понравилась публикация?

Поделитесь с друзьями, воспользовавшись кнопками ниже:

Нравится
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Добавить комментарий