Первая выставка современного казахстанского искусства в Киеве

pavilon

С 9 января, в Киеве будет открыта выставка современного казахстанского искусства «Павильон ограниченной ответственности 2.0».

На выставке представлены работы художников: Рустам Хальфин, Сергей Маслов, Ербосын Мельдибеков, Елена и Виктор Воробьевы, Александр Угай, Саид Атабеков, Куаныш Базаргалиев, Зоя Фалькова, Баха Бубиканова, Креольский центр, группа «Р.Э.П.».

Кураторы: Владислав Слудский и Никита Кадан. Организаторы: ОО «Евразийский Культурный Альянс» (Казахстан), арт-центр Closer (Украина), кураторское объединение OK Projects (Украина).

Владислав Слудский, Никита Кадан:

В 2015 году в Венеции в дни открытия 56-ой биеннале открылся небольшой выставочный проект, он назывался «Павильон ограниченной ответственности». Это был уютный «квартирник», который не претендовал на какой-либо официальный статус. Темой его было национальное представительство с помощью современного искусства. И, соответственно, кризисы этого представительства, апроприация языка искусства властями и их идеологической обслугой, имитационное представительство, навязывание национальной идентичности «сверху» — и её «низовое» (само-)изобретение.

Второй Павильон ограниченной ответственности — это киевская версия выставки, ставшая уже не квартирной. В нее включен ряд ключевых для искусства постсоветского Казахстана произведений. Такие художники, как Рустам Хальфин, Саид Атабеков, Елена и Виктор Воробьевы, Ербосын Мельдибеков два десятилетия формировали лицо нового искусства Казахстана, будучи лишены доступа к государственной поддержке и не желая платить за нее включением в культурный официоз. Недавно вышедшая в публичное поле Баха Бубиканова, Креольский центр, Зоя Фалькова изначально практикуют «параллельное существование» по отношению к государственным учреждениям культуры.

Тема выставки “рикошетом» попадает в украинский контекст: самостоятельное изобретение идентичностей против навязывания единоправильной «централизованной» идентичности властями и идеологическими аппаратами — это актуально и здесь.

Вопрос, который ставит перед зрителем эта выставка, можно свести к отношениям художника и государства едва ли не в каждой стране, получившей независимость в 1991 году. В качестве отправной точки мы берем серию произведений, которые вряд ли понравились бы министру культуры Казахстана.

Никита Кадан:

Первый «Павильон ограниченной отвественности» был открыт в мае 2015 года в Венеции. Эта выставка была придумана как квартирная и в то же время как неофициальная замена отсутствующего национального павильона на биеннале. Киевская версия «павильона» — продолжение этой игры в национальное представительство.

В этой игре есть «чемоданная экспозиция», привезенная в багаже и смонтированная за день; есть ряд классических для казахстанского современного искусства произведений и несколько работ молодых авторов; есть орнамент случайностей, бросков костей, благодаря которым из обширного исторического повествования выбираются те или иные части.

Как видится на первый взгляд, искусство Казахстана постсоветского времени сразу оказалось занято формированием собственного «национального облика», «национального рассказа». Кочевая традиция, архаические культы, отшлифованные фольклором образы «аутентичной казахской жизни» выходят на первый план нарочито и уверенно. Настолько, что в адрес этого искусства возникают подозрения в самоориентализации, в зависимости от «взгляда колонизатора». Но по отдельности произведения оказываются способны обмануть колониальную оптику, запутать врага, переосмыслить те свойства и черты, которые эта оптика различает как национальные. Примеры можно увидеть в работах Рустама Хальфина, Саида Атабекова, Александра Угая. В то же время в искусстве Казахстана силен критический реализм (в его расширенном понимании). Оно занято «диагностикой современности», записью социальных процессов. Так можно описать работы Сергея Маслова, Ербосына Мельдибекова, Елены и Виктора Воробьевых, Бахи Бубикановой и тех же Александра Угая и Саида Атабекова. Но по большей части «ориентально-архаическое» и «социальное» так или иначе переплетаются и «остраняют» друг друга. Они создают линии напряжения, натяжение между слишком далеко друга от друга находящимися проблематиками, пространство промежутка, исторический воздух.

В конце концов, в массиве сказанного этими произведениями можно попробовать разглядеть фигуры умолчания. Увидеть опыт поколения, выросшего и сформировавшегося в условиях авторитарной «стабильности», услышать в его специфической неразговорчивости рассказ о насилии властей и гражданской пассивности, увидеть как процессы в «плавильном котле национальностей» советского Казахстана так и букет ксенофобий Казахстана постсоветского.

Прекративший свое существование Центральноазиатский павильон в Венеции (общий для Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана) и так и не появившийся казахстанский павильон напоминают о том, что в стране с отдельной и сложившейся средой современного искусства нет экспертного круга, достаточно авторитетного чтобы настоять на создании и постоянном функционировании такого павильона. Здесь можно вспомнить об истории павильона украинского — это откроет немалое пространство для аналогий.

Отчего я, киевский художник, оказался со-куратором выставки казахстанского искусства? Несколько случаев взаимодействия с художественной сценой Казахстана точно не дают мне права ставить свой взгляд на один уровень со взглядами экспертов в этом искусстве и его сложной истории. Данный кураторский эксперимент является плодом сочетания безответственности, любви и авантюризма.

Выставка продлится до 31.01.2017.

Адрес: Арт-центр Closer, г.Киев, улица Нижнеюрковская, 31 (Ближайшее метро: Тараса Шевченко, Контрактовая площадь)

Контактные лица: Анна Ассонова, + 7 707 393 45 21 , pr@cultura.kz, annaas2@yandex.ru

Понравилась публикация?

Поделитесь с друзьями, воспользовавшись кнопками ниже:

Нравится
Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.