Казахстанский оперный репертуар пополнился оперой В. Беллини

В.Беллини

Постановка первой оперы В. Беллини в Казахстане,  предстоящие оперные события близящегося к концу театрального сезона 2013-2014 и премьеры следующего…

Приятно снова и снова осознавать, что в Казахстане 2014 год, вероятно, станет самым богатым по количеству премьерных спектаклей за все время существования национального академического театра. Вспомним, «Астана Опера» на 2014 год заявила о восьми постановках (из них – 3 оперы), ГАТОБ им. Абая – о пяти (4 оперы), Областной театр оперы и балета г. Шымкент – о двух (по одной оперной и балетной постановке).

Причем к весне сезона 2013-‘14 в целом театры представили 5 оперных постановок  – три национальных («Биржан-Сару» поставили оба столичных театра,  а  «Камар Сулу» открыла сезон в Шымкенте) и две итальянских — «Аттилу» Верди  и «Богему» Пуччини – поставили на сцене «Астана Оперы». И вот, в конце апреля, ГАТОБ удивил любителей классической оперы нетривиальным выбором — нечастой в мировом театральном репертуаре, но от этого не менее интересной, — наоборот, ожидаемой и интригующей, оперой Винченцо Беллини…

В то время как в репертуаре ГАТОБ уже не первый год исполняются оперы двух других композиторов расцвета итальянского бельканто, Россини и Доницетти, все же любителям оперы, по их словам, интуитивно не доставало Беллини. Его стиль бельканто называют исключительно чистым, тонким, деликатным и элегантным. Он — мастер бесконечно льющейся распевной мелодии. Его музыка – поэтична, элегична и богата чувствами. Его оперные произведения характеризуются «романтической мечтательностью и изящным лиризмом». В то же время  его «инструментовка» — безыскусна почти до «пренебрежения», но, говорят, именно это в его время привлекло уставших от слишком виртуозной музыки подражателей Россини слушателей.

Оперы В. Беллини – не столь частые в практике театров мира. Однако в последнее десятилетие, начиная с двухсотлетия со дня рождения композитора (2001 г.), и благодаря усилившемуся интересу к стилю бельканто количество постановок опер Беллини ежегодно увеличивается. Известно, что рубежной оперой для композитора стала «Капулетти и Монтекки» — именно начиная с нее, он написал лучшие свои произведения, прежде всего, «Норму», а также «Пуритане» и «Сомнамбулу». И если в прошлом мировом сезоне «Норма» по количеству представлений за сезон вошла по версии operabase.com в список первых 50-ти, то «Капулетти и Монтекки» — вторая опера Беллини, лидирующая по количеству сезонных представлений – она и была выбрана ГАТОБ им. Абая для пополнения репертуара.

Для воплощения постановки театр пригласил группу из Санкт-Петербурга: Леонида Корчмара (дирижер-постановщик), Алексея Степанюка (режиссер-постановщик), Вячеслава Окунева (художник-постановщик), и поддержал их идею сделать спектакль «молодым», то есть на партии Джульетты, Ромео и Тебальдо пригласить молодых артистов, которым бы удалось и голосами, и обликом, и настроением донести до зрителей дух юношеских эмоций. В итоге составы ведущих партий стали питерско-алматинскими. На партию Ромео (по замыслу Беллини ее исполняет женский голос — меццо-сопрано) и Тебальдо пригласили артистов-стажеров Академии молодых певцов Мариинского театра, за спинами которых не более нескольких театральных сезонов: Регину Рустамову (Ромео), Эвелину Агабалаеву (Ромео) и Савву Хастаева (Тебальдо). Партию Джульетты исполнили казахстанские артистки —  Зарина Алтынбаева и Дана Таласбекова, также  артист ГАТОБ Дархан Жолдыбаев исполнил партию Тебальдо. Идею с молодыми артистами в отношении произведения, где Беллини испытывает главных персонажей на физическую выносливость и идеальную вокальную технику, можно назвать интересной и, возможно, экспериментальной. Мы, конечно, можем ошибаться, поскольку для сравнения нам доступны записи произведения лишь в лучших его образцах, с участием известных, опытных артистов (пусть не возрастных, но зрелость которых чувствуется в голосах), однако по либретто Ромео — не юный мальчик – он уже военный предводитель рода. С другой стороны, партии влюбленных Беллини отдал Джудитте Гризи (Джульетта) и Марие Карадори-Аллан (Ромео), которым на тот момент было 25-30 лет, и они были, скорее, начинающими певицами.

В любом случае, это не повод для сомнений, тем более что эксперимент нашему театра удался – казахстанские Джульетты и российские Ромео были весьма убедительны и захватывающи. Последнее, а именно сделать оперу «Капулетти и Монтекки» захватывающей – не так просто, а без безупречного исполнения и столь же верного оркестрового сопровождения – и невозможно. Есть мнение, что оперы Беллини в ХХ веке мало ставили именно потому, что многие зрители находили их скучными (по сравнению с произведениями Верди и Пуччини или России и Доницетти).  Действительно, в «Капулетти и Монтекки не так много действующих лиц и не так много самого действия: состояние средневековой политической борьбы; род Капулетти, во главе с отцом Капеллио (бас), его военным предводителем и одновременным претендентом на руку его дочери Тебальдо (тенор), дворцовым лекарем Лоренцо (бас) и, собственно, влюбленными Джульеттой Капулетти (сопрано) и Ромео Монтекки (меццо-сопрано). Вторая часть первого действия и практически весь второй акт отданы Ромео и Джульетте, голоса которых нередко становятся трудноразличимы один от другого. Однако, возможно, именно ограниченный состав и нединамичное сценическое движение позволяли автору раскрыть его эстетическое видение красоты вокальной и инструментальной музыки – рафинированная в лучшем смысле этого слова до лирико-трагического абсолюта она погружает слушателя утопать в ее мелодичной чистоте и подниматься к поверхности реальности на мужских или хоровых партиях. В «Капулетти и Монтекки», кажется, все подчинено женскому бельканто. Например, партия для отца Джульетты написана преимущественно в речитативе, как и партии хора, который проявляет свою хоровую мощь только ближе к концу спектакля – тогда как в начале его исполнение больше похожие на неритмичный спор между его участниками. Однако сторонники Джульетты (в том или ином качестве) – Тебальдо и Лоренцо – были наделены автором каватинными (чаще), но чрезвычайно красивыми и столь же певучими партиями, как и партии главных героев. Возвращаясь к тому, насколько в премьерных спектаклях театру удалось передать художественный замысле Беллини, нужно отметить, что оркестр под руководством блестяще требовательного Леонида Корчмара оказал солистам мощную поддержку, с увертюры задав особый уровень высокого исполнения. Он периодически  и верно перемещал внимание зрителей на инструментальное сопровождение, в переходах на быстрые темпы звучал свежо и как-то по-юношески возвышенно-торжественно, а в длинных ариях вдумчиво поддерживал кантилены солистов. Артистам же удалось выступить на твердые пятерки, пусть где-то и ученические, но верные. Поскольку все были готовы к беллиниевским дебютам молодых артистов, то в течение первого действия тревожно ожидали мелких вокальных неудач, однако напрасно – если вначале дуэты сопрано вызывали их между собой сравнения, то ко второму акту восприятие слушателей перестало разделять оперу на кусочки и было обращено исключительно к музыкальному произведению. Однако опера действительно трудна, и артистам нужно обладать значительным театральным опытом, чтобы к концу второго акта удержать внимание и интерес зрителей. Однако рискнем предположить, что даже будучи большим поклонником и знатоком Беллини, и слушая даже лучших беллиниевских Ромео и Джульетту – сложно удержать собственное музыкальное и театральное напряжение – поскольку его музыка настолько хороша, насколько печальна, меланхолична,  плавна, бесконечна, мечтательна, что свои сакральные функции исполняет уже ко второй трети оперы, а утилитарно драматические покидают ее и того раньше – и даже регулярные инструментальные фиоритуры и вокальные колоратуры уже не возвращают слушателя, а переполняют и выталкивают вовне, при этом оставляя желание соприкоснуться с этой оперой еще  хотя бы раз (какой бы сентиментальной риторикой это ни звучало)…

… Возможно не только для того, чтобы реализовать не покидавшее вас во время первого прослушивания ощущения, что если бы партия Ромео была мужской – то все было бы куда как минимум драматичнее, однако сравнив, есть большая вероятность, что вы удивитесь тому, что женские дуэты (например, с Анной Нетребко и Элиной Гаранча) звучат куда интереснее, чем известная версия К. Абаддо середины 60-х гг. с Ромео-тенором Джакомо Арагаль (Р. Скотто/ М. Ринальди – Джульетта, Л. Паваротти – Тебальдо).

… И возможно не только для того, чтобы разрешить вечный оперный спор между теми, кто ценит «Капулетти и Монтекки» за абсолют бельканто, но оркестровое сопровождение находит построенным на «оперных штампах», и теми, кто считает, что инструментальная часть – в этом произведении ее лучшая часть, и теми, кто утверждает, что в этой опере есть «и что послушать и что попеть», но при этом аргументов за одно и другое у них всегда неравное количество. … И не только потому, что вы почитатель мотивов печальной средневековой повести и намерены ознакомиться со всеми ее полутора десятками (!) оперных версий.

… А возможно просто  потому, что вас заинтригует то, что одна из последних «Капулетти и Монтекки» — так называемая «режиссерская» постановка Винсента Буссара/ Vincent Boussard (с Анной Нетребко и Веселиной Казаровой в главных партиях). Или вы следуете европейскому музыкальному ритму, где именно в эти дни в Парижской национальной опере снова дают «Капулетти и Монтекки» (запись 2008 г. с Анной Нетребко и Джойс ДиДонато, (акт 1, акт 2))[1].

… Или возможно потому, что эта опера как никакая другая сможет поддержать в конце небываемого театрального сезона возникшую грусть от завершения восхитительного вихря оперных событий и поможет дождаться его следующего витка. И поэтому напомним, что в первых числах мая нас еще ждет опера «Тоска» Пуччини – и в ГАТОБ (3 мая) и в «Астана Опере» (9, 11 и 12 мая), где она станет премьерой, которую столичный театр все три премьерных дня будет транслировать по TengriNews. Алматинский оперный сезон завершит премьера обновленной оперы «Абай» А.Жубанова, Л. Хамиди. Среди театралов делятся, что постановочная команда «Абая» прибудет из Италии, а дирижером-постановщиком станет Алан Бурибаев.

Будет ли следующий сезон сопоставим с нынешним — по крайней мере, нас ждет по одной оперной премьере в каждом из казахстанских театров оперы и балета. Так алматинский театр планирует поставить оперу «Искатели жемчуга» Ж. Бизе, астанинский – «Аиду» Дж. Верди и «Қыз Жібек» Е.Брусиловского,  шымкенсткий – еще одну оперу Верди «Риголетто». Будем надеяться, что это планы не на весь следующий сезон, а лишь до конца 2014 года, — так что, друзья, нет повода грустить, есть повод надеяться на повторение столь же насыщенного пусть не премьерами, но примечательными оперными спектаклями, оперного досуга.

 Алена Есимбекова


[1] …Или возможно для того, чтобы снова оценить «Капулетти» после еще одного знакомства с творчеством Беллини по радиопередачам или по рассказывающему о его жизни художественному фильму (1954), или по биографии, написанной директором музея Винченцо Беллини в городе Катания Франческо Пастура, или…

Понравилась публикация?

Поделитесь с друзьями, воспользовавшись кнопками ниже:

Нравится
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Добавить комментарий